Российская Сивилла

Принтера

Дети абсурда

102   Прошедшая неделя вместила День Революции и праздник-спойлер, праздник-симулякр - День народного «единства».

   Товарищи коммунисты, либералы, педроссы, в православные, мусульмане и мормоны, товарищи солдаты, матросы, старшины и мичманы! Мне нечего вам сказать!

   Сотрясать воздух бессмысленными ламентациями уже как-то и неприлично.

   Я хорошо помню тот момент, когда вдруг посетило острое и беспощадное осознание –Советский Союз обречен. Это было в начале восьмидесятых. До этого я работал в вечерней школе. Работа заключалась в том, что мы съезжались в абсолютно пустое здание и шли со звонком в АБСОЛЮТНО ПУСТЫЕ классы, на «уроки». Учеников не было. Просидев сорок пять минут, мы возвращались в учительскую. Но главное паскудство было даже не в этом утонченном кафкианстве. Завуч, озабоченный еврейчик Б., следил за тем, чтобы мы не ОПАЗДЫВАЛИ, и чтобы в наличии были ПЛАНЫ НА УРОКИ. Оценки и знаки отсутствия мы ставили «квадратно-гнездовым методом», проще говоря, от фонаря. В конце мая нас заставили обойти «учеников». Это оказались понимающие ребята, обещавшие прийти на выпускные «экзамены». Кстати, у некоторых было уже по аттестату. Просто, учеба в ШРМ тогда приветствовалась и давала какие-то льготы по сменам. Одна официантка, симпатичная татрочка из кабака с пафосным названием «Космос», вся «в котоне и золоте», как в те времена характеризовали высшую степень благополучия, хотела поступить в институт торговли. И тогда-то случилось посрамление Кафки…

   Обшарпанная хрущевка встретила запахом кошек и обреченности. На пятом этаже дверь мне открыла полная молодая женщина. Около нее вертелась маленькая девочка.

- Вы Надежда С.?

- Нет, я ее сестра. А это ее дочка. Подождите…

Выпроводив девочку, женщина вдруг заплакала.

- Она на прошлое 7 ноября разбилась. Муж ее бил. Пришел пьяный, она полезла через балкон к соседям… И сорвалась…

   В учительской я мрачно изучал журнал посещений, где против фамилии Надежды С. стояли поставленные в том числе и завучем Б. «тройки», «четверки» и «н», то бишь знак отсутствия. Завуч Б. оказался легким на помину. Вбежав в учительскую, он бодро прокукарекал: «Ваши планы!», на что я буркнул, что в данный момент я их только обдумываю, благо появилась серьезная пища для размышлений. Завуч тут же подкатился к директриссе: мол, я вам уже докладывал… пора обратить внимание…   Я ткнул пальцем в журнал, поздравив директриссу с реально «мертвой душой». Завуч Б. изобразив деловую озабоченность, попытался вырвать у меня журнал. Я въехал ему в ухо… Слетели очки. Кто-то крикнул.

   Как писали в старых добрых романах «Стояло прекрасное майское утро». Шумели молодой листвой клены во дворе школы. Взяв под мышку журнал, я сквозь охи и ахи вышел с твердой решимостью не возвращаться.

   Последствий мой демарш не имел. Рассчитали меня без проблем, «по собственному», даже засчитав оставшиеся до «каникул» дни. Видимо, боялись последствий.

   Я же сменил профессию, став «разъездным фотографом» и после дикой бессмыслицы на «ниве народного просвещения» это казалось прекрасной сказкой. Но это уже другая история. И вот, как-то зимой я шел по обычному маршруту через железную дорогу. На глаза попалась дверь в депо. Из нее хлестали струи пара, обогревая расширяющуюся вселенную. Дверь В ПРИНЦИПЕ невозможно было закрыть. Сорванная с одной петли, вмерзшая в кучу утоптанного снега и блевотины вечно пьяных работяг, эта массивная дверь вдруг наделила острым как бритва ощущением: а ведь такое долго не может длиться. Это был странный миг, миг прозрения. Я увидел, как от этого мига в глубину помчались детсад, елки, пионерские костры, Волга - твоя Волга, тебе и всем принадлежащая, ласковая и добрая река, а в противоположном направлении запенился мутный, кровавый поток будущей перестройки. «Огромная, замытаренная негодяями страна корчилась вокруг — в грязи, в пьянстве, в бестолочи, в унижении — изнывала от нескончаемой лжи, от тараканьего засилья бодрых подонков, наперегонки карабкающихся туда, в высь высокую — к вельможным лоханям, вокруг которых, и без того изобильное, урчало, толкалось дружное стадо хрюкающих тварей, темно и загадочно владеющих правом править жизнью миллионов людей». Это цитата из хорошего рассказа недооцененного русского писателя Геннадия Головина. Она дает ответ, почему мы вдруг все завопили «Перемен требуют наши сердца!», почему зомби-капитализм в лице тех же «бодрых подонков» взял власть и сейчас справляет беспредельно циничный праздник «народного единства» и похабит власовским триколором великий, - однозначно великий! - Парад того снежного ноября 1941 года.

   Именно поэтому у меня нет однозначного отношения к СЕГОДНЯШНИМ митингам коммунистов. Идут жидкие колонны, потрепанные лабухи кладбищенского пошиба фальшиво наяривают ретромарши, звучат остохреневшие за четверть века слоганы… Все это под бдительным надзором полицаев и росгвардейских мордоворотов, которых в некоторые моменты даже больше, чем участников «шествия».

   Но и сытый, «лишний выходной» 4 ноября тоже внушает… Да ничего он не внушает! Так, пустое место. Хрен редьки не слаще!

   Так что возвращения в ТОТ Союз не будет. А что будет после ЭТОЙ ублюдочной стадии, Бог весть…

   И тем не менее, даже в таком оскопленном варианте зюгановской канализации для спуска народного протеста, идея социализма страшна правящим тварям и их либеральному идейному окормлению. Они же прекрасно понимают, что они преступники, политические наперсточники, и по мере дальнейшего успешного разграбления, ой, простите, построения капиталистического общества классовая борьбы будет обостряться. Отсюда на это неделе такие ярые нападки на Левченко, Рашкина и Грудинина. Ничего, суки, крот истории роет славно.

   И на этом тему годовщины Великой октябрьской социалистической Революции закроем. Мы ее, увы, недостойны.

   Что еще царапнуло на неделе.

   Колонель Путин на неделе взялся защищать русский язык от русофобов. Видимо, всех, кто не проникся уважением к великому и могучему будут отныне «мочить в сортирах». Объект критики – «пещерные русофобы», исходя из смысла сказанного, обретаются в бывших союзных республиках и странах бывшего же соцлагеря. Верховный топ-менеджер газового монстра, пользуясь близкой ему казарменно-блатной фразеологией, попутал рамсы. Русофобы – значительно ближе. Они кишмя кишат на «Эхе Москвы», выкормыше того самого Газпрома, на побегушках у которого служит гарант, они в изобилии среди «бодрых подонков»-либералов, (это открытия их капищ освящал он своим присутствием), это кощунственная драпировка кристалла Мавзолея, одного из самых славных артефактов русской истории, это бандитско-русософобский сходняк (по крайней мере по многим своим представителям), именуемый Совфедом.

   Именно эта мразота забегает с бодрым лаем вперед паровоза из Западло, для которого русофобия естественное агрегатное состояние.

   Парадокс: Россия пробила в ООН резолюцию осуждающую героизацию нацизма, а дома – стая сук обоего пола уже как-то рутинно сравнивает Советский Союз с гитлеровской Германией, и следовательно вчерашнее действо с чукчей-мэром на Красной площади тоже, хоть и завуалированная, но героизация режима приравненного гнидами к нацистскому.

   Кстати, мне всегда нравилась идея проводить заседания новорожденной ООН на гигантском суперлайнере. Это был бы ковчег здравомыслия в бушующем океане слепой ненависти.

   А пока, именно в результате правления ЭТОЙ власти (просто по определению, и свалить на социализм уже не получится даже у самых изощренных пропагандонов) число носителей русского языка сокращается. Геноцид, который предпочитают обтекаемо называть «естественная убыль населения» «…ускоряется четвертый год подряд и создает существенные риски для реализации национальной цели по обеспечению устойчивого роста числа граждан». Это не мы, это палата, которая умеет считать до десяти.

   И возвращаясь к главной теме недели – годовщине Революции.

«Тебе обывательское
— о, будь ты проклята трижды! —
и моё,
поэтово
— о, четырежды славься, благословенная!».

   С днем Великой октябрьской социалистической революции!

   Она вернется и вернет свой праздник. Она не может не вернуться.

   Здоровья и удачи всем хорошим людям!

Дежурный ювенал «Редьки» Бой ПРАЗДНИКОВ.

Фраза недели

   Много ли пользы от дома, если у вас нет сносной планеты, на которой можно его поставить?

Генри Девид ТОРО

 

 
 

Стишок недели

***

Заломаю берёзку у брода,

по откосу огнём полыхну.

Ты на мне отдохнула, Природа?

Дай и я на тебе отдохну! 

Евгений ЛУКИН

 

 

 

 

Город героев

АйТи Юг Волгоград