Российская Сивилла

Принтера

Дети абсурда

7496628ad3   Здравствуй, «Редька»! Вспомнилось два эпизода из прошлого.

   Сегодняшний кризис напомнил мне последние годы Советского Союза.

   Я тогда работал  на речном вокзале.  Или, скажем так, числился. Привлекал свободный график работы, позволявший, как тогда выражались – «крутиться». То есть, где-то «шабашить» и «левачить». Иначе семью было просто не прокормить. Продуктов в магазине не было. Помнятся пустые прилавки, с огромными рядами трехлитровых банок березового сока. Вот уж воистину: «И Родина щедро поила меня…».

Какая-то безнадежность и обреченность веяла во всем.

Как обычно, в провинции это ощущалось острей. Москва еще как-то поддерживала «модус вивенди». Поэтому многочисленные москвичи с бортов  теплоходов  (а их в те годы проезжало мимо нашего города огромное количество) свысока поглядывали на жизнь в глубинке. С одним из москвичей я познакомился. Работа на пристани, заключавшаяся в том, чтобы принять пару раз в сутки чалку и пришвартовать теплоход, оставляла много свободного времени, которое я использовал для рыбной ловли.

И вот, когда группа туристов утром сходила с пристани, направляясь на экскурсию, у меня на дебаркадере зазвонил колокольчик. Ловил я на так называемое «кольцо». Подвожу подсак и вытаскиваю приличного леща.

Смотрю, за спиной крутится мужик моего возраста. Ну, рыбак рыбака… Разговорились, познакомились. Он отстал от экскурсии, а потом и вовсе махнул на нее рукой. Говорит, что третий раз ездит в этот монастырь и все уже видел. Просидели до обеда. Я вытащил еще одного леща, поменьше. Тут возвратились экскурсанты и Игорь (так звали моего нового знакомого) ушел на обед. Я пошел с ним на теплоход. Не обедать, конечно, а в буфет. И там выпросил у знакомой буфетчицы ящик консервов. Как сейчас помню – «Ставрида в томатном соусе».

Несу картонный ящик, и уже на дебаркадере у него дно рвется. Консервы – по полу. Собираю, ругаюсь вполголоса. На второй палубе москвичи хохочут. Среди них вижу Игоря.

Кто-то с усмешкой спрашивает:

- Дожила Кострома! Голод в Поволжье! Куда тебе, матросик, столько?!

Я не выдержал и говорю в ответ:

- Подождите! Вы еще эти консервы за счастье будете считать!

Собрал и ушел в свою будку. И теплоход ушел в свою Москву.

И вот год 90 –й. Ноябрь.  До конца советской власти меньше года. Я в Москве. «Докрутился» я до своей фирмы. В очередной свой приезд в Москву остановился в гостинице «Золотое кольцо». На Смоленской огромный универмаг. Я тогда мог себе позволить покупать продукты в коммерческих киосках, сюда зашел ради любопытства.

Дежа вю… Пустые полки, злые москвичи. Вдруг наметилось некое оживление, вмиг образовалась толпа, и все ринулись в рыбный отдел. Важные грузчики притащили мороженую рыбу, то ли хек, то ли минтай. Ледяные глыбы с грохотом были брошены в лоток. Продавщица, чертыхаясь, отбивала куски, бросала на весы и передавала покупателям. Крики, давка, ругань.

Я кое-как выбрался из толпы и уже у входа перевел дух.

И вдруг вижу – Игорь. Надо же! Впрочем, мне в Москве всегда везло на неожиданные встречи. Однажды, помню, встретил друга детства, с которым не виделся лет десять.

Вот и теперь… Игорь тащил пакет с мерзлым бесформенным комом. Я окликнул его. Он меня сразу и не узнал. А когда узнал, то на лице у него появилось какое-то странное выражение. Вытер пот со лба, закурил. А потом и говорит:

- Бывает же! Знаешь, вот только что о тебе думал. Вспоминал, как ты ящик с консервами нес. Напророчил ты нам…

Перекинулись мы парой фраз о житье-бытье, и ушел он в темь.

Такая вот история.

Прислал Владимир Рюмин, Кострома.

 

 

Фраза недели

   Одной из неудач демократии является то, что большинство голосов обеспечивает нам общего лидера, который потом и приводит общество к тотальной апатии и предсказуемости.

Чарльз БУКОВСКИ

 
 

Стишок недели

Законодательное

Президентская орава
разыгралась, разрезвилась:
все права поотбирала,
даже право на брезгливость.

Евгений ЛУКИН

 

 

 

 

Город героев

АйТи Юг Волгоград